Беременность
Роды
Развитие двойняшек
Двойные коляски
Здоровье
Питание
Интересные факты
Детские вещи
FAQ о двойняшках
по мативам сайта mama.ru
Форум
Ссылки по теме

Rambler's Top100
Яндекс цитирования
Рассказы о родах

Безумно длинно о появлении на свет Феди и Степы...

Наша свежеиспеченная мамочка считает, что отчет о наших приключениях должен появиться на форуме немедленно, поэтому пришлось мне – то есть папе – тряхнуть стариной и, фигурально выражаясь, взяться за перо…

Прежде чем все это рассказывать, хотел бы сообщить, что у нашей семьи есть Ангел-хранитель. Для краткости, я его буду называть просто Ангел, хотя у него есть конкретное имя и даже воинское звание: подполковник Ильин Алексей Борисович – начальник НИЛ репродукции человека ВМА. Все, кто читал посты моей женушки, в общих чертах представляет, сколько ей пришлось вытерпеть за эти месяцы. Но что все эти проблемы легли на хрупкие (на самом деле мощные) Лёшины плечи, и что именно он три раза спасал жизнь моей жене и детишкам - знает пока не каждый…

Тут же не грех добавить, что портить жизнь нашему Ангелу мы «предпочитаем» исключительно по выходным и праздникам, цинично дождавшись момента наибольшего расслабления, комфорта и неги.

Как и положено в плохих триллерах, начну я с того, что буквально «ничто не предвещало». Спокойно встретив субботу, 16 октября, то есть второй день тридцатой недельки, мы долго думали, чем бы порадовать друг друга. В тысячный раз выяснив, что кроме обильной траты денег – ничто не приносит нам обоюдной радости, мы ринулись во все известные нам специализированные торговые точки и нанесли своей семейной казне впечатляющий удар. Мы покупали только самое необходимое: например, новые «беременные» брючки на Новоизмайловском, потом компактную пудру и косметический наборчик «Clinique» на Невском, потом пробежались по ДЛТ, мимоходом облив холодной струей презрения имеющийся там выбор колясок для двойни, потом перешли через дорогу и оценили тамошний выбор, то есть в «Юниоре»… Где-то мы были еще, но финальным пунктом стали «Дети» на Среднем. Кредитная карточка нагрелась от возмущения (кстати – отчего это в магазинах «Дети» так сложно купить что либо по «кредитке»?..), но было поздно и выкатились мы из магазина еще и с полным набором для «тревожного чемоданчика» в роддом.

Здесь самое место дать повод всем суеверным, и покаяться в страшном преступлении. Да, бейте, топчите – но мы купили две ночных «авентовских» пустышки. Пусть тот, кто скажет, что не покупать ничего заранее своим детишкам – не пытка – первым бросит в меня камень. Предупреждаю: в ответ я кинусь в него основанием Медного Всадника.

Итак, после всего этого мы уехали домой, убедились в том, что купленные запасы позволят свободно перенести не то что поездку в роддом, а среднюю ядерную катастрофу, и сели ужинать. Да, я весь вечер пил коньяк, это истинная правда. Да, будущая мама позволила себе несколько глотков красного вина. Но все было абсолютно нормально! Прижав ладонь к животу, можно было легко предположить, что Федя (снизу) показывает Степе (сверху) как именно Аршавин забивал третий гол «Црвене Звезде» на 45-й минуте. Приглашенные на ужин друзья шумно обсуждали предстоящие декабрьские хлопоты. Собака весело прыгала вокруг покупок, обильно поливая их слюной. Повторяю – все было хорошо.

Мы проводили друзей, я занял почетное место мойщика посуды, женушка пошла в туалет, как вдруг… Очень не хотелось мне писать это «как вдруг», но из песни слова не выкинешь, тем более, что это было действительно неожиданно – и я сам чуть не родил, услышав ее крик. Подчиняясь законам жанра, я еще должен бы был приписать, что услышав ее крик, я сразу «почувствовал что-то неладное». Уверяю вас, даже моя глухонемая двоюродная бабушка почувствовала бы «что-то неладное», если бы она у меня была.

Я вылетел в коридор и увидел как из моей любимой хлещет кровь. Дальше все было быстро, насколько я помню. Одной рукой я помогал ей лечь. Другой набирал номер Ангела, моля вышестоящие инстанции, чтобы он уже приехал из Москвы и был не очень пьяный. Он уже приехал и не был совершенно.

- Вызывай «Скорую», скажи чтоб везли в Академию, - сказал Ангел. Делая вид, что это происходит не пол-второго с субботы на воскресенье.

Буду бить поясные поклоны моей женушке до самой кончины за то, что она не пожелала тут же со мной развестись, поскольку вид у меня был, вероятно, самый, что ни на есть, идиотский - особенно, когда я звонил в «скорую».

Поставив несколько рекордов в беге на короткие дистанции, я все-таки умудрился пропустить ее въезд во двор, но врача застал-таки у нашей двери. Собака сперва попыталась потянуть время, желая поиграть с врачом в любимую игру «Съешь тётю в белом халате», но мои решительные действия и не менее решительный визг врача – сделали свое дело, и бедный пес был заперт на кухне, компенсируя обиду утробным воем.

- Просто он очень большой, а вообще я их не боюсь…- дрожащим голосом сказала молоденькая докторша и прошла к жене.

Через пару десятков минут мы были готовы ехать. Правда, оказалось, что нести на носилках мою любимую некому – водитель не по этой, видите ли, части, сама доктор слаба и не сумеет мне помочь, ну а я – один не воин. Пока мы препирались, моя мужественная зайка уже встала и пошла к дверям. Мои поползновения взять ее на руки она решительно отвергла, видимо рассчитывая кого-то все же родить, несмотря на все мои идиотские попытки угробить её раньше времени.

В сумку было покидано все свежекупленное, и мы, наконец, спустились. Для человека, выпившего не меньше 400 гр. коньяку я неплохо держался за «Скорой», которая, кстати сказать, бережно плелась и старательно объезжала рытвины и канавы.

На отделении нам даже открыли дверь, правда дальше предстоял еще более сложный путь – думаю, что сейчас я просто вызвал бы платную «скорую», у которой нашлись бы и носилки и все что надо. Но задним, как говориться, умом…

В общем, пара лестниц, долгий путь по коридору с небольшими передыхами. На дородовом нас подхватили и возложили на каталку, наконец.

Врач из «Скорой» откланялась, как только Ангел (появившийся еще раньше дежурного врача) подмахнул бумаги. Девушку мою повезли смотреться. А я был отправлен в кабинет к Ангелу.

Надо признаться, я туповат. Мысли о том, что на тридцатой неделе кто-то, пусть даже и Ангел, может преспокойно прокесарить мою любимую, возможно и по жизненным показаниям – я не допускал. А потому, когда по коридору что-то там прогрохотало, я даже не вздрогнул. Потом в кабинет вошла санитарка и сказала, чтобы я шел оформляться. Зачем ей понадобилось, чтобы я оформлял жену именно в три часа ночи – мне было не совсем понятно, но я послушно поплелся в приемное отделение, не без труда разбудил там сонную девицу, прямо-таки извергающую бациллы во все стороны. Чихая и кашляя, она заполнила историю болезни, и я пошел назад. Покурил на свежем воздухе, поднялся на отделение. На подоконнике сиротливой кучкой лежала вся одежда моей супруги.

- В какую палату положили? – осведомился я, представляя себе мирное посапывание жены после парочки уколов, благополучно остановивших кровотечение.

- Ни в какую не в палату, - буркнула санитарка. – В операционную повезли…

Второй раз за этот вечер меня просто зашатало. Я помчался наверх в кабинет Ангела. Там лишь сиротливо покачивалась его одежда на дверце шкафа. Я впал в состояние аффекта (это я для того говорю, чтобы как-то оправдать свое последующее преступление) и влез в шкаф Ангела. Там я без зазрения совести схватил чистый хирургический костюм, нашел бахилы и через пару минут уже мчался в сторону операционной. Сначала, правда, я влетел на детское отделение, но, допросив с пристрастием сестричку, испуганно выскочившую на мой топот, я добежал до операционной.

Надо сказать, что самым действенным барьером на моем пути оказались не медсестры и не врачи, и даже не закрытые двери и операция «Вихрь-Антитеррор» на территории Академии, а… надпись «Стоп!» на полу при входе в операционный блок. Как и положено советскому человеку, я застыл как вкопанный совершенно автоматически. Но тут раздался детский крик и я «вдавил педаль». Из дверей операционной вышла женщина в халате и маске, на руках у нее что-то немного попищало и потрепыхалось в одеяле. Затихло. Женщина прислушалась.
- Вроде не дышит что ли?… - с сомнением произнесла она. И сделала шаг по направлению к операционной.
У меня подкосились ноги.
- Да нет, дышит, - кивнула она сама себе и пошла восвояси. Как потом выяснилось, на руках у нее был мой младший сын Степка.

Теперь вернемся к тому моменту моего повествования, когда я писал, что туповат. Нисколько не оспаривая этого, опишу то, что происходило в это время с женой. За эту часть отчета мне нести ответственность не хотелось бы, так как пишется она на основе изустных легенд и уже сложенных в народе баллад, так что достоверность сведений… сами понимаете.

Итак, когда Ангел усаживал меня на свой диван, он уже знал, что дело плохо. Пришел он, собственно, за тестом, показывающим разрыв плодного пузыря, но в точность этого теста ни он сам, ни даже я (жадно бросившийся к ящику, из которого он его достал и три раза перечитавший инструкцию) не верили. Что может показать тест, который применяется с соблюдением массы условий – ничего не задень, аккуратно введи и т.д. – в то время как из женщины просто льет? И остановить это нет никакой возможности.

- Мне кажется, ты рожаешь, - сказал Ангел моей жене.
- Позовите мужа, что ли… - слабым голосом сказала будущая мама.

Присутствующие сделали некоторые усилия по розыску будущего папы, который в это время, как вы уже знаете, спасался от бродячих собак на маршруте "Дородовое-Приемное". Понятное дело - папу не нашли.

Началась подготовка к операции. Чтобы малыши получили как можно меньше наркоза (а на подготовку к эпидуральной анестезии просто не было времени), все приготовления делались прямо перед носом моей женушки. Прямо скажем, ей было страшно. Думаю, очень.

Надеюсь, что через некоторое время смогу хоть немного отблагодарить операционную бригаду, которая нашла время не только на подготовку к кесареву по жизненным показаниям, но и на поддержку моей маленькой мужественной жены. В который раз убеждаюсь - отношение к людям, подобное тому, что совершенно бесплатно культивируется в ВМА, не купишь ни за какие деньги ни в одной клинике города.

Когда все было, наконец, готово, моей жене задали ничего не значащий вопрос (у меня, например, спросили год назад, вводя наркоз, давно ли я подавал налоговую декларацию…), и она погрузилась в негу. Тем временем, Ангел достал из нее старшего мальчика, потом через две минуты – младшего. Точно знаю, что бригада следила за его движениями зачарованно – по статистике 97% недоношенных малышей получают серьезные травмы именно при извлечении – так вот наши парни были доставлены в руки акушерке абсолютно целыми и невредимыми. Несмотря на то, что, по признанию самого Ангела, второго пришлось даже искать в животике у мамы.

Короче говоря, Ангел передал Стёпку акушерке, и она вышла из операционной, помыв и завернув этого красавца в одеяльце. И тут на ее дороге появилось слабое подобие Папы – бледное и невыразительное, да еще и переодетое в запасной хирургический костюм Ангела, который, кстати сказать, носит размерчик так 60-й. Папа со своим 46-м смотрелся как пестик в бочке.

- Привидение… - подумала акушерка и понесла малыша наверх, в детское отделение.
Возвращаясь к моим ощущениям, должен сказать, что на тот момент я ничего не понял. Когда из операционной вышел мрачный мужик и спросил меня, кто я такой, я только руками развел. Он еще больше помрачнел и повторил вопрос.
- Кажется, папа я… - сказал я мужественным, как мне показалось, голосом.
- Как вы сюда попали? – совсем уж злобно поинтересовался мужик.
- Обманом, - признался я.
У него только что клыки не выросли.
- Что там? – спросил я, стараясь говорить с достоинством.
- Выйдет доктор, все расскажет, - отрезал он.
- А до этого времени мне что тут, обос…ться? – с еще большим достоинством спросил я, пытаясь придать своему дрожащему голосу сарказм.
Он с сомнением оглядел меня, словно прикидывая – могу ли я действительно так цинично осквернить это святое место. И, видимо, решив, что могу, буркнул:
- А что конкретно интересует?
- Ну… все живы? – ляпнул я.
Он снова посмотрел на меня, как на кретина.
- Ну естественно, живы. И мама и дети.
- Мальчики? – промямлил я.
- Мальчики, - ответил он. – Недоношенные только.

Я кивнул, поскольку примерно о чем-то таком догадывался. Он тоже кивнул и ушел назад. Потом я узнал, что это был анестезиолог. Я услышал, как в нескольких кратких и острых, как скальпель, выражениях он описал меня Ангелу. Тот ответил неразборчиво, и, кажется, ласково. Во всяком случае, ничего вроде: «Гони его отсюда на…» - не прозвучало. Я переместился чуть правее и увидел в приоткрытую дверь свою интубированную жену. А в отражении в окне все остальное. Чувство самосохранения подсказывало, что дальше будет неинтересно. Поэтому я переместился на сестринский пост и стал ждать. На диванчике. Глубоко дыша.

Потом пришел Ангел. Его сопровождала дежурный врач Аня.
- Ничего, - ободряюще сказал Ангел. – Вот посмотри на Аню.
Я посмотрел. Аня была волшебно красива. Просто неприлично красива, ей-Богу.
- Родилась семимесячной, между прочим - сказал Ангел.
Я тут же подумал, что эту информацию лучше не разглашать при мужьях, ожидающих дочек. Еще как ломанутся рожать недоношенных…
- Пойдем смотреть на детей, - сказал Ангел.
- Пойдем, - бодро сказал я, пытаясь справиться с неслушающимися ногами.

И мы пошли.

По дороге Ангел сказал, что наши парни сразу заорали. И задышали сами. Я впервые понял, что бывает иначе и счел это хорошим знаком.

Когда мы поднялись на детское отделение и вошли, над обоими колдовали неонатологи. Сначала я увидел Федю. Старший (на две минуты) сын спокойно дрых. Он был таким крошечным, что я на какое-то время остолбенел. Казалось, он сделан из карамели – ненастоящий и такой хрупкий, что я протянул руку и потрогал теплую пяточку. Потом испугался, что плохо и давно мыл руки. Федя поступил как настоящий мужчина и незамедлительно пописал на мои пальцы, одновременно проведя дезинфекцию и доказывая мне, что он настоящий.

Меня качнуло к Степке. Он был еще меньше. Но главное – совершенно другой – ни капли не похожий на своего братца. Потом стало плохо видно – видимо я заплакал. Парням стало стыдно за отца и они тут же ко мне присоединились. Степкин плач был похож на звуки скрипки. Федор хныкал басом.

Ангел взял меня за плечо.
- Вы их только не перепутайте! – попросил я.
Врачи захихикали.
- В каком смысле? – поинтересовалась акушерка.
- Ну… кто где лежал, потому что…
- Неужели назвали уже? – спросила неонатолог.
- Да, - сказал я. – Это вот Федя. А это Степа.

И вместо того, чтобы треснуть меня чем-нибудь тяжелым, они стали хлопотать над мальчишками, называя их исключительно по имени. Когда мы уходили, я еще долго слышал их нежные голоса и думал, что ангелов тут гораздо больше, чем я думал.

Потом мы пили чай. Ангел сказал, что мое Солнышко после экстубации изволило шутить. И заявило, что спать не намерено.

- Как же?! – всполошился я. – А отдыхать???
- Да не волнуйся, сейчас ее придушат, - сказал Ангел. И увидев в моих глазах ужас, добавил: - фигурально выражаясь…
- Дай я хоть тебя обниму! – попросил я. И обнял его.

Надо было ехать домой и хоть немного поспать. Поскольку в реанимацию в ВМА не пускают никого. Даже Господа Бога. А я вдруг почувствовал себя просто человеком. Который очень устал. И я поехал домой.

Бедный наш песик встретил меня нежно. Слава Богу, он у нас не злопамятный. И вместо того, чтобы лечь спать, мы пошли с ним побродить по городу. Два часа я рассказывал ему, как все прошло. И он меня не перебивал.

А потом я залез на сайт. И попытался переделать наш календарик. Но, увидев слова «нашим малышам 0 дней», почему-то испугался.

А когда посветлело, я поехал к моей вмиг удвоившейся семье. И с этого момента началась совсем другая история…

Не уверен, что все это будет опубликовано, но добавлю все-таки краткое резюме. Может модераторы, кстати, только его и оставят…

Итак:
1) Ура! – наши детки потихоньку растут. Сначала было тяжело, даже очень – состояние их наутро ухудшилось, их отправили на Авангардную, за эти без малого две недели они прошли долгий путь: от жутковатой надписи «Кр. Тяжелый» на доске, до почти праздничного «Тяжел.» со вчерашнего дня. Они наконец-то начали усваивать мамино молочко. И стабильно дышат сами. Мама с ними со вторника. Молока (тьфу-тьфу-тьфу) навалом. И я их очень люблю и жду дома

2) Совет: не запаривайтесь – кто виноват и что послужило… Так начинается депрессия. Купите какой-нибудь несложный прибор и положите его на эту проблему. Раз получилось – значит было пора. Уверен, что все у нас так случилось не потому что мы что-то там купили. А купили потому, что было пора. Вот и все. Как говорили древние китайцы: «Все происходит вовремя».

3) Еще совет: при малейшей угрозе преждевременных родов пробейте как угодно – ГДЕ ДОСТАТЬ ПРЕПАРАТ «СУРФАКТАНТ» в случае чего. Учтите, доза стоит $800. Может потребоваться не одна. Во многих клиниках он есть, например, на Авангардной – точно, и ставят его бесплатно, но туда еще надо попасть. Поверьте, это нелегко. Чаще всего ставят на очередь. Знаю точно, что в некоторых роддомах, хоть он там и есть, просят его выкупить. В «003» звонить бесполезно – по городу его в свободной продаже нет. Надо искать поставщиков. Короче, лучше подстраховаться. Нам повезло, что парней взяли в тот же день. Хотя, пока решался вопрос с их отправкой, мне сказали, что он необходим, так я потратил полдня – нигде его не нашел. Зачем он нужен? Вкратце так: «Зрелость легких определяется наличием в альвеолах сурфактана — специфического вещества, без которого не смогут расправиться и задышать многочисленные альвеолы легкого. Сурфактант препятствует спадению альвеол при дыхании.»

4) Помните, впадать в панику можно, но только папам, и обязательно в присутствии более-менее хладнокровного приятеля, который просто обязан в критический момент хорошенько врезать вам в бубен. Подружитесь с боксером. Если эти условия невыполнимы – даже и не думайте о панике. Учтите – во-первых: ваша ситуация может быть тяжелой, но практически никогда она не будет внештатной. Специально обученные люди сделают все, что нужно, ибо вы у них далеко не первые, что бы ни случилось. Ну а если вам невыносима ситуация, при которой от вас ничего не зависит – найдите поблизости слесарную мастерскую и зажмите свою мошонку в тиски. Это вас отвлечет.

И во-вторых: вашим малышам нужно мамино молоко. Хотите лишить их этого – бейтесь в истерике у постели жены и громко кричите о своей несчастной судьбе. Вам легко удастся отменить даже мысли о молоке и вовсю насладиться послеродовым психозом вашей супруги. Не хотите – позаботьтесь о жене, поскольку о детях будет кому позаботиться. Чем скорее она попадет к малышу (или малышам) – полная сил и желания им помочь – тем быстрее закончатся все ваши проблемы.

5) Постарайтесь найти возможность вызвать платную "Скорую" - если произошло, не дай Бог, что-то непредвиденное.

Засим я закончу. Еще раз прошу прощения за чудовищный размер этого рассказа. Просто я, наверное, счастлив. А кто же еще, кроме нашей собаки сможет выдержать подобное многословие? Только вы. Спасибо всем за сопереживание и сочувствие. Удачи всем и храни вас Бог.


Источник: сайт Littleone, Shiko, 29/10/2004 03:25

.: © 2002-2005г, ДВОЙНЯШКИ и их Мамашки :.
Создатели сайта не несут ответственность за точки зрения всказанные авторами статей
Использование эксклюзивных материалов сайта и сообщений из форумов без согласия авторов не приветствуется
Одобрено. Ева.Ру
Одобрено. Ева.Ру