Беременность
Роды
Развитие двойняшек
Двойные коляски
Здоровье
Питание
Интересные факты
Детские вещи
FAQ о двойняшках
по мативам сайта mama.ru
Форум
Ссылки по теме

Rambler's Top100
Яндекс цитирования
Рассказы о родах

Как родились Вова и Варя  

Ребенка мы хотели. Старались-старались, решили уже в следующем месяце идти в больничку, как вдруг … задержка. Никаких изменений в состоянии, желаниях, аппетите не произошло. В субботу купила тест и положила его на полочку, в воскресенье пошли в парк и катались на всевозможных каруселях – и вверх ногами, и кручения-верчения. Попили немножко пива. В понедельник утром сделала тест, получила две полосочки, ожидающему результата мужу кивнула, он меня обнял, и мы пошли завтракать. Тут же сказали маме мужа, что за изменения грядут. Все обрадовались, но решили никому не говорить и вслух не веселиться. К гинекологу пошла на 5 неделе, она недружелюбно поцокала, сказала приходить через месяц. На мой вопрос «А там точно кто-то есть?» только недовольно повела бровями и выдала смесь выдоха и возгласа, подразумевающего, очевидно, положительный ответ.

Беременность вначале была очень легкой, никакого токсикоза, усталости, во время второго посещения гинеколога опять спросила, точно ли там есть кто-то. Врач сказала, что есть и даже подрос. «А почему меня не тошнит?» - «А ты что, хочешь целыми днями над ведром стоять? Наверное, мальчишка, если не тошнит». Потом беременным почувствовал себя муж. Ему хотелось спать, он просил рыбки или икорки, мама его кормила, он стал поправляться в области живота, вечером полюбил полежать на диванчике, чтобы его никто не трогал.

В 16 недель отправились мы на УЗИ и там сказали, что у нас один плод, вроде мальчик, в головном предлежании пока. Дальше жизнь шла своим чередом, муж заходил вечерами за мной на работу, мы шли с ним пешком домой, покупали что-нибудь вкусненькое – в общем, неторопливые спокойные будни.

В 23 недели мы опять пошли на УЗИ, очереди не было, нас запустили, посмотрели, описали и уже собрались выпроваживать. Тут он (муж - Саня) говорит: «А покажите мне, пожалуйста, где у него что». Узистка ухмыльнулась и начала ему рассказывать (ко мне монитор не поворачивался, аппарат престарелый): «Вот у него головка, вот животик, вот он покушал. А вот сердечко, видите, как бьется? А вот ножка и вот ножка и … вот …. ножка ….. что-то слишком много ножка … ой, Галечка (медсестре), да их тут ДВОЕ!!!» Они там втроем смотрят и бурно обсуждают увиденное, а я лежу себе и слезы утираю и не посмотреть мне даже, кто же у меня в животе сидит. Начала врач заново детей описывать, меня вертеть, сразу сказала, что монохориальная диамниатическая двойня (одна плацента, два пузыря) – что потом так и было, хотя другие узисты говорили по-разному, и ведущий гинеколог не знала, кому верить, и сразу определила, что у нас мальчик и девочка. Мы вышли немного ошалелые, но с чувством, что у нас и должна была быть двойня, а сразу ее почему-то не было (хоть мы и молчали о своих мыслях и желаниях) и вот теперь все встало на свои места. Дома не было никого, все разъехались кто на отдых, кто в командировку, хотя жили мы тогда с его родителями и еще с нами же жила племянница, внучка родителей т.е. Стали звонить родственникам и сообщать новость. Самой оригинальной оказалась моя бабушка, она растерянно спросила «И что же теперь делать-то?».

Беременность продолжала быть, муж поехал в командировку, я пошла как обычно на прием, моя врач была в отпуске, стала осматривать меня другая и вынесла вердикт «Тонус и небольшая отечность. Гестоз 1 ст.». Повезли меня (нас, простите) в стационар, там определили, что тонуса нет, но домой не отпустили, и пришлось там пролежать 10 дней, маясь от безделья. Уколов не было, из капельниц только актовегин, и несколько таблеток от отеков. Отеки ушли, мы вернулись домой, на работе высиживать целый день после 10-дневного валяния на кровати стало тяжко и тут, можно сказать, началась беременность, хотя живот был небольшой (за весь срок набрала 9 кг, сама похудела от исходного на 5 кг). Детки начали пинаться на 20 неделе , как будто пузырьки в животе летали. А затем наступила осень, и живот подрос еще, стало ходить еще тяжелее, и опять появились отеки …. В общем, половину золотого сентября я провела в патологии того роддома, где затем рожала. Там был весь «набор услуг»: гулять нельзя, посещения нельзя, в душ только платникам, туалет без щеколды и без горячей воды, дверь в коридор стеклянная и на ночь в коридоре свет не выключают. Разговоры и события – «шейка матки открылась на 2 пальчика», «домой хочу» и т.д. Кто-то спит, кто-то рожает, кто-то в сотый раз идет мимо палат. Однажды вышли с соседкой в коридор после отбоя – посидеть, сон нагулять. Санитарка моет пол, вторая идет по свежевымытому. Первая второй: «Женщина, ну что вы тут ходите!!» - « ..ээээ…» - «Вы что, рожаете? Или у вас шейка матки раскрывается?» Вот такие тихие радости и серые будни.

Через 2 недели нас вроде собрались выписывать, а когда я уже можно сказать сидела на пакете с вещами, вдруг сказали, что оставляют еще на две недели. Понеслась я к врачихе, понеслась – громко сказано, в силу своих тогдашних возможностей максимум побрела – и начала ее пытать, зачем же мне оставаться. Она начала бубнить, что не может брать на себя ответственность и прочую ерунду, как оказалось, нужна была расписка. За этим дело не стало, и мы помчались домой! Срок был 32-33 недели, и я каждый день уговаривала деток посидеть в пузике подольше. А муж опять поехал в командировку. Как начинал болеть живот, ложилась и лежала, даже научилась делать сама себе уколы (но-шпу) – все, что угодно, только не в роддом!

Утром того дня, когда должен был вернуться муж, пошла на плановую консультацию. Перед этим, как всегда, сдала анализы. Пришла на прием, а анализ плохой, уйма лейкоцитов и белок. Я открыла дверь в кабинет, а врач уже открыла рот ругаться, чтобы немедленно шла в больницу и мои робкие возгласы «мужа пять недель не видела» ее не трогали. Сговорились на том, что «он» когда сейчас приедет, поест и повезет меня в роддом. Немножко еще свободная, побрела я с пузом домой. Саня зашел в дверь и, конечно, в этот день мы в роддом не пошли. Обещанья не сдержала, в общем. Ночью разболелся живот и спина, так что утречком в среду 23 октября 2002г. отправились мы сдаваться. Было ясно, что домой я вернусь уже не одна и что больше беременной меня из роддома не выпустят. В среду мне еще делали капельницу с генипралом, магнезию и пр., вечером того же дня договорилась с врачом, что она будет принимать роды. Женщины, кто лежал в платном отделении, могли рожать с мужем, а «обычные» - нет, даже если они договорились с врачом. Дома мы обсуждали роды вместе, но тут я решила, что ладно – пусть без мужа, меньше хлопот. Врач сказала, что если начну рожать – буду рожать, сохранять не будем.

Как раз началась 36 неделя . В четверг утром 24 числа почувствовала какую-то мокрость, положила марлю. Через некоторое время марля высохла. Потом опять то же самое. Было еще немножко слизи, но не в явном виде. Ходила так целый день. Под вечер решила все-таки спросить дежурного врача, что же это со мной такое происходит, что за вода и почему мало. Было 22.30, прождала в смотровой до 23.15, потом прибежала сухонькая старушка и начала кричать на медсестер, почему они ей не напомнили, что я ее тут жду, что она забыла, и я могла до утра сидеть и смотреть на то самое кресло. Потом начала ругать меня, что я медленно вскарабкиваюсь на кресло, потом, что видите ли мне больно. Тут я уже не выдержала и говорю «Ну хватит ругаться, мне и так страшно, а вы тут еще …». Она замолчала, сказала «будем сохранять», я на это ей ответила, что «не будем сохранять» и пошла звонить врачу домой, вытаскивать ее на рабочее место. Анализ жидкости сделали на удивление быстро и, оказалось, как и ожидалось, что это вода и уже раскрытие те самые 2 пальца. Мне дали 5 минут на сборы и полчаса на клизму, потом отправили на 3 этаж, в родблок. Про бритье никто не вспомнил, а я и молчала себе про него. Медсестра в родблоке встретила меня приветливо, улыбнулась, потом прибежала та самая дежурная бабулька, велела лезть на кресло и показала рукой «туда». «Там» стояло кресло абсолютно без «наворотов», без ручек, ножек. Абсолютно без ничего, только сидение и спинка. На «это» надо было сесть и держаться за воздух и ноги куда-то поставить …. гмм.. Устроилась вроде, бабуля проткнула мне пузырь (первый). И я начала ходить по ночному коридору с животом, благо что одна. Было пол первого ночи.

Через уже не знаю сколько пришла моя договоренная врач и сказала ложиться или ходить, что больше нравится. Я походила, потом легла, потом опять походила. Схваток не было, немного болела спина как при месячных. Посмотрела меня врач и сказала, что есть раскрытие 4см и оно механическое от тяжести плодов и поэтому мне не больно. Начитавшись перед родами умных книг и интернетовских статей, я ждала, наивная, что мне будут комментировать, что со мной происходит и что будет дальше, но врач усиленно молчала. Около 2 часов спина и них живота стали болеть сильнее, но не схватками, а просто затяжной болью, не усиливаясь и не затихая. Предродовая была пустая, я в ней сидела одна с пузом, потом пришла врач и села рядом. Говорить нам с ней было не о чем, и мы просто молчали. Наконец, устав от молчания и смотрения друг на друга, она мне велела отвернуться к стене «полежать на другом боку». Я согласилась с радостью, потому что боль усилилась. Потом усилилась еще, а потом еще и еще, но все также равномерно, без схваток. Тут я пискнула, что мне больно, на что получила вполне достойный ответ «другие по 12 часов в схватках мучаются, а ты уже запела». Но все-таки встала и сделала мне какой-то укол, наверное с каким-нибудь новокаином, потому что боль вернулась к своему прежнему терпимому среднему состоянию. Я спросила, сколько раскрытие, оказалось 6 см, - еще терпеть и терпеть. В этом месте врач решила поучить меня тужиться. Я честно попробовала, но ничего не получалось. Она вздохнула, решила про себя наверное, что я трудная. А я все спрашивала через каждые полчаса, сколько же уже раскрытие, и каждый раз она мне говорила «еще мало». А потом вдруг говорит «Все, айда». Привела в родовую, посадила на кресло, как фокусник навыдергивала всяких держалок и поручней, нацепила бахилы, подкатила капельницу.

Дело было позднее, народ спал, поэтому ей пришлось все самой делать. Пришла неонатолог, ей сообщили, что «рожаем двойню», тут подошли еще две медсестры. Было не помню сколько времени, что-то около трех. И как вдруг началась бурная деятельность!!! Все заходили, что-то двигали, готовили, смешивали лекарства, надели все повязки и говорят «тужься, ну!» После парочки попыток говорят «дыши не прерывисто, а долго, дыхание задерживай, давай!» Еще два раза – и чпок – первый родился - мальчик! Время - 03.04. Закричал сразу, такой маленький, баклажанного цвета. Пуповину перерезали, его куда-то поволокли мимо меня. Живот мой с правой стороны стал плоским, а слева все еще был бугорок, потом бугорок стал двигаться и переместился вниз. Все медсестры ушли смотреть на мальчика, но тут врач говорит «все, пошли назад, второй ждет». Врач пошла на свое место, медсестра воткнула мне в руку капельницу, еще две потуги – и еще раз хлюп – и родился еще один! Точнее, одна, девочка, в 03.07, хотя, казалось, прошло намного больше времени после «первой серии». Тоже закричала сразу, но она была вся в белой смазке. И ее тоже куда-то утащили. Тут голос из ниоткуда сказал «мальчик кровь III группа, девочка IV». А я еще по-глупому спросила – «А резус какой у них?» Понятное дело, что положительный, раз он положительный у обоих родителей. Со мной все еще что-то делали, рожали послед, и я видела, но не чувствовала, как врач затолкала в меня руку и проверяла, весь ли он вышел. При общей занятости мне не ответили, сколько же было плацент, лишь через несколько дней я узнала, что одна. Тут я все-таки решила начать спрашивать про детей. «Сколько по Апгар» - «Ох, какие слова знает! 2750, 49 см мальчик, 2100, 45 см девочка, 7/8 оба ». «А мне на грудь когда детей дадите?» - «Дайте ей кого-нибудь, она у нас грамотная».

Потом все понемножку успокоились, одна из медсестер пробурчала «ооо, а чего не побрили», на нее врач нашипела, что поздно уже об этом спрашивать. Положили лед на живот, поправили капельницу, потому что она соскочила и на руке выросла огромная шишка, но было совсем не до этого.

Все ушли, у меня на животе лежал мой сын и сосал грудь, дочь унесли в детскую палату, но я все еще видела затылком и виском, как она лежала на столике. Время остановилось, не было ничего, только дети и я.

Около 4 забрали сына тоже в детскую палату, меня оставили лежать одну. Забыла сказать, что разрывчик был один небольшой внутренний.

Я лежала и думала о том, что вот и все, я родила, теперь я - мама, что муж на родах был и не нужен, когда же мы пойдем домой, как бы позвонить и т.д., мысли путались.

После 5 пришла врач, и я попросила сводить меня позвонить мужу. Пока шли до ординаторской, я пошутила, что вот в поле можно как раз идти, как многие беременные вспоминали своих далеких предков.

Муж спросонья никак не мог понять, что он уже папа, что теперь надо делать и когда ко мне можно прийти. А во сколько же можно прийти в роддом, куда его все равно не пустят, и что можно прийти только под окном постоять. Кстати, прибежал мой хороший с первым лучом и корзиной роз.

В эту ночь я уже не могла больше уснуть от эмоций, детей мне принесли в 10 утра, и затем день пролетел незаметно. У меня было молозиво, они сосали хорошо оба, но девочку сказали докармливать по умолчанию, потому что она маленькая и слабенькая. Дети спали, а я смотрела и не могла насмотреться. А потом девочка открыла глаза и посмотрела на меня очень осознанным взглядом! Я ей представилась, а она все смотрела на меня испытующе. У мальчика взгляд стал осознанным немного позже, но у него был преочень важный вид. Девчонки по палате сказали потом, что у моего сына «такое интеллигентное лицо!»

Мы лежали под наблюдением 2 дня в обычной палате, где мне говорили презрительно «мамаша, с такой скоростью пеленания .. с двумя…» Молока для прикорма для девочки не было, у мальчишки болел живот и ничем не хотели помочь…. Затем нас перевели на второй этап выхаживания недоношенных детей, где было и молоко, и где сняли колики, но где мы провели долгих 14 дней. За это время у меня поднималось давление, никак не приходило молоко, а пришло аж на 5 день неожиданно, грудь закаменела, а я не могла ее расцедить, потому что не было сил из-за давления. Только через три дня, когда мне по очереди помогали м/сестры, стало немного легче. А еще оказалось, что мне предстоит чистка, потому что матка была перерастянута. Вот это было настоящим испытанием, которое я перенесла намного тяжелее, чем роды. Ревела без остановки, хоть все обещали, что будет не больно. Но я боялась не боли, а чего-то другого, как мне казалось необыкновенного страшного.

Дети сбросили вес в первые дни, а набирали его очень медленно. Курс назначенного лечения все тянулся, вес не набирался, животы болели, а так хотелось домой …

Папа нам сделал подушку для кормления и притащил ее в роддом. Ванная с горячей водой в палате была, но мыться я боялась, потому что в нашей палате была девушка, которая застудила грудь, и у нее был страшный застой. Я решила, что эта такая мелочь – немытье, по сравнению со всем остальным.

Так мы провели ровно две недели на втором этапе и во вторую пятницу после рождения поехали домой. Дома было так хорошо, как впрочем, и сейчас. Дома есть два маленьких человечка, которые радуются нам, доверяют, протягивают свои сладкие ручки, с громким смехом убегают голышом от памперса и прячутся за холодильником, собирают маленькими пальчиками пирамидки и смотрят такими круглыми любимыми глазенками!!!




Смирнова Анна (emiiil) клуб "ДииМ" 24 декабря 2003
.: © 2002-2005г, ДВОЙНЯШКИ и их Мамашки :.
Создатели сайта не несут ответственность за точки зрения всказанные авторами статей
Использование эксклюзивных материалов сайта и сообщений из форумов без согласия авторов не приветствуется
Одобрено. Ева.Ру
Одобрено. Ева.Ру